Добавить новость

Август 2011
Сентябрь 2011
Октябрь 2011Ноябрь 2011Декабрь 2011
Январь 2012
Февраль 2012
Март 2012Апрель 2012Май 2012Июнь 2012
Июль 2012
Август 2012
Сентябрь 2012
Октябрь 2012Ноябрь 2012
Декабрь 2012
Январь 2013
Февраль 2013
Март 2013Апрель 2013
Май 2013
Июнь 2013Июль 2013Август 2013Сентябрь 2013Октябрь 2013Ноябрь 2013
Декабрь 2013
Январь 2014Февраль 2014Март 2014
Апрель 2014
Май 2014
Июнь 2014
Июль 2014
Август 2014
Сентябрь 2014Октябрь 2014Ноябрь 2014
Декабрь 2014
Январь 2015Февраль 2015Март 2015Апрель 2015Май 2015Июнь 2015Июль 2015Август 2015Сентябрь 2015Октябрь 2015Ноябрь 2015Декабрь 2015Январь 2016Февраль 2016Март 2016Апрель 2016Май 2016Июнь 2016Июль 2016
Август 2016
Сентябрь 2016Октябрь 2016Ноябрь 2016
Декабрь 2016
Январь 2017Февраль 2017
Март 2017
Апрель 2017
Май 2017
Июнь 2017
Июль 2017
Август 2017
Сентябрь 2017
Октябрь 2017
Ноябрь 2017
Декабрь 2017
Январь 2018
Февраль 2018
Март 2018
Апрель 2018
Май 2018
Июнь 2018
Июль 2018
Август 2018
Сентябрь 2018
Октябрь 2018
Ноябрь 2018Декабрь 2018Январь 2019Февраль 2019Март 2019Апрель 2019Май 2019Июнь 2019Июль 2019Август 2019Сентябрь 2019Октябрь 2019Ноябрь 2019Декабрь 2019Январь 2020

Поиск города

Ничего не найдено
БабаевоБабушкинБавлыБагратионовскБайкальскБаймакБакалБаксанБалабановоБалаковоБалахнаБалашихаБалашовБалейБалтийскБарабинскБарнаулБарышБатайскБахчисарайБежецкБелая КалитваБелая ХолуницаБелгородБелебейБелёвБелинскийБеловоБелогорскАмурская областьБелогорскКрымБелозерскБелокурихаБеломорскБелорецкБелореченскБелоусовоБелоярскийБелыйБердскБерезникиБерёзовскийКемеровская областьБерёзовскийСвердловская областьБесланБийскБикинБилибиноБиробиджанБирскБирюсинскБирючБлаговещенскАмурская областьБлаговещенскБашкортостанБлагодарныйБобровБогдановичБогородицкБогородскБоготолБогучарБодайбоБокситогорскБолгарБологоеБолотноеБолоховоБолховБольшой КаменьБорБорзяБорисоглебскБоровичиБоровскБородиноБратскБронницыБрянскБугульмаБугурусланБудённовскБузулукБуинскБуйБуйнакскБутурлиновка
КадниковКазаньКалачКалач-на-ДонуКалачинскКалининградКалининскКалтанКалугаКалязинКамбаркаКаменкаКаменногорскКаменск-УральскийКаменск-ШахтинскийКамень-на-ОбиКамешковоКамызякКамышинКамышловКанашКандалакшаКанскКарабановоКарабашКарабулакКарасукКарачаевскКарачевКаргатКаргопольКарпинскКарталыКасимовКаслиКаспийскКатав-ИвановскКатайскКачканарКашинКашираКедровыйКемеровоКемьКерчьКизелКизилюртКизлярКимовскКимрыКингисеппКинельКинешмаКиреевскКиренскКиржачКирилловКиришиКировКалужская областьКировКировская областьКировградКирово-ЧепецкКировскЛенинградская областьКировскМурманская областьКирсКирсановКиселёвскКисловодскКлимовскКлинКлинцыКнягининоКовдорКовровКовылкиноКогалымКодинскКозельскКозловкаКозьмодемьянскКолаКологривКоломнаКолпашевоКолпиноКольчугиноКоммунарКомсомольскКомсомольск-на-АмуреКонаковоКондопогаКондровоКонстантиновскКопейскКораблиноКореновскКоркиноКоролёвКорочаКорсаковКоряжмаКостерёвоКостомукшаКостромаКотельникиКотельниковоКотельничКотласКотовоКотовскКохмаКрасавиноКрасноармейскМосковская областьКрасноармейскСаратовская областьКрасновишерскКрасногорскКраснодарКрасное СелоКраснозаводскКраснознаменскКалининградская областьКраснознаменскМосковская областьКраснокаменскКраснокамскКрасноперекопскКраснослободскВолгоградская областьКраснослободскМордовияКраснотурьинскКрасноуральскКрасноуфимскКрасноярскКрасный КутКрасный СулинКрасный ХолмКремёнкиКронштадтКропоткинКрымскКстовоКубинкаКувандыкКувшиновоКудымкарКузнецкКуйбышевКулебакиКумертауКунгурКупиноКурганКурганинскКурильскКурловоКуровскоеКурскКуртамышКурчатовКусаКушваКызылКыштымКяхта
Набережные ЧелныНавашиноНаволокиНадымНазаровоНазраньНазываевскНальчикНаримановНаро-ФоминскНарткалаНарьян-МарНаходкаНевельНевельскНевинномысскНевьянскНелидовоНеманНерехтаНерчинскНерюнгриНестеровНефтегорскНефтекамскНефтекумскНефтеюганскНеяНижневартовскНижнекамскНижнеудинскНижние СергиНижний ЛомовНижний НовгородНижний ТагилНижняя СалдаНижняя ТураНиколаевскНиколаевск-на-АмуреНикольскВологодская областьНикольскПензенская областьНикольскоеНовая ЛадогаНовая ЛяляНовоалександровскНовоалтайскНовоаннинскийНововоронежНоводвинскНовозыбковНовокубанскНовокузнецкНовокуйбышевскНовомичуринскНовомосковскНовопавловскНоворжевНовороссийскНовосибирскНовосильНовосокольникиНовотроицкНовоузенскНовоульяновскНовоуральскНовохопёрскНовочебоксарскНовочеркасскНовошахтинскНовый ОсколНовый УренгойНогинскНолинскНорильскНоябрьскНурлатНытваНюрбаНяганьНязепетровскНяндома
СакиСалаватСалаирСалехардСальскСамараСанкт-ПетербургСаранскСарапулСаратовСаровСасовоСаткаСафоновоСаяногорскСаянскСветлогорскСветлоградСветлыйСветогорскСвирскСвободныйСебежСевастопольСеверо-КурильскСеверобайкальскСеверодвинскСевероморскСевероуральскСеверскСевскСегежаСельцоСемёновСемикаракорскСемилукиСенгилейСерафимовичСергачСергиев ПосадСердобскСеровСерпуховСертоловоСестрорецкСибайСимСимферопольСковородиноСкопинСлавгородСлавскСлавянск-на-КубаниСланцыСлободскойСлюдянкаСмоленскСнежинскСнежногорскСобинкаСоветскКалининградская областьСоветскКировская областьСоветскТульская областьСоветская ГаваньСоветскийСоколСолигаличСоликамскСолнечногорскСоль-ИлецкСольвычегодскСольцыСорочинскСорскСортавалаСосенскийСосновкаСосновоборскСосновый БорСосногорскСочиСпас-ДеменскСпас-КлепикиСпасскСпасск-ДальнийСпасск-РязанскийСреднеколымскСреднеуральскСретенскСтавропольСтарая КупавнаСтарая РуссаСтарицаСтародубСтарый КрымСтарый ОсколСтерлитамакСтрежевойСтроительСтруниноСтупиноСуворовСудакСуджаСудогдаСуздальСуоярвиСуражСургутСуровикиноСурскСусуманСухиничиСухой ЛогСызраньСыктывкарСысертьСычёвкаСясьстрой

«Шлюхи и бандиты — вот были наши самые главные клиенты»

018
В начале 90-х в России изменилось все. Рухнул Советский союз, а через открывшиеся границы в страну лавиной хлынули атрибуты западной жизни. Новая Россия с жадностью впитывала в себя новые ценности, а иностранцы делились опытом. В это самое время в жизнь москвичей врывается барная и клубная культура. Как это было? Кто ходил в лучшие заведения Москвы? Как пугали клиентов братки? МОСЛЕНТА публикует живую историю становления барного дела в Москве 1990-х от ветерана движения, владельца Delicatessen Славы Ланкина. Коктейли в бутылках со штампами Работать в бар я пришел в 1991 году. На Миклухо-Маклая был универмаг, и в нем к Олимпиаде-80 построили модный павильончик «Пирожки», вот туда я и устроился после армии. Там еще ощущался дух Советского Союза, работали бригадой, ассортимент был — куры-гриль, мягкое мороженное, пиво, и из треста нам привозили коктейли в бутылках со штампами. У нас была инструкция-раскладка: сто граммов того добавляешь, сто граммов этого, клюквенного сока доливаешь — и готов коктейль. Потом я по казино пошарил, в одно из них меня взяли. И я попал на советско-швейцарско-американские курсы барменов Connect international, были такие в гостинице «Космос». Туда в основном брали ребят из «Интуриста» — первый мощный такой забег обучения проходил у них перед Олимпиадой-80. Группа Seagram’s была раньше очень большой семейной конторой, алкоголь продавали. Канадцы, кажется, Олимпиаду не бойкотировали, у них был договор, и они готовили барменов. И вот я попал на такие курсы, отучился, исписал там тетрадь рецептами коктейлей. Понял ее только года через три, когда попал работать в нормальный бар. Как латынь учил: записывал незнакомые слова, половину названий с ошибками и надеялся, что потом когда-нибудь пойму, какие там у меня заклинания есть. Шлюхи и бандиты Про гостей что рассказать? Шлюхи и бандиты — вот были наши главные клиенты в 1990-х. Уже в 1999-2000 они стали официальными бизнесменами. В 1991-м, когда я работал на юго-западе Москвы, у нас были три категории посетителей. Рядом РУДН, и оттуда вот эти африканские ребята отчаянные, которые торговали всем подряд. Солнцевские всей бригадой, Михась периодически заходил. И еще были отчаянные ребята из Внуково — летчики и стюардессы, они прожигали жизнь так… Мы смотрели на них и думали: ни хрена себе, и они водят самолеты? Забухивали иногда так, что мама не горюй. Плюс у них своя клановость, семейность — живут со стюардессами. Все там перелюбили уже друг друга, и вот у них свои семейные трагедии внутренние: дома жена, а тут еще на работе две любовницы... И планы на месяц зависят от того, кого в какой рейс поставят. А я служил в Афгане, в ВДВ, и меня звали солнцевские: «Че ты сидишь тут, три копейки зарабатываешь? Давай к нам, поднимешься». А я сто долларов зарплату получал и был счастлив. Вместе с чаевыми мне хватало. Солнцевским стабильно отвечал: «Не, чуваки, я тут каждый день вам на стол ставлю стакан с водкой и корочкой хлеба. Можно, конечно, жить богато, но недолго, а у меня другие планы». — «Ну ладно, как знаешь». При этом к барменам не было такого отношения «э, халдей, пойди сюда». Хотя бывало, проскакивало. Помню, работали на пару с другом Сашей Трифоновым. Мы очень похожи были: оба блондинчики, рубашки одинаковые цветастые. И сидит там такой Серега Светловский не в настроении. И такой: «..ли ты лыбишься?» Я говорил: «Сейчас, секунду». Уходил и звал Сашу — молчуна и неулыбаку. Саша выходит, Светловский ему: «А че ты не улыбаешься? Не рад мне?» Он тогда шел ко мне в подсобку: «Славик, тебя зовут». Пришел и охренел И вот в 1992 году я потусил-поработал барменом в разных казино. В принципе что там делали? Простые коктейли — водка с соком, мартини-оранж, скрюдрайвер, обычные такие миксы. Эпоха Б-52 чуть позже началась, в 1993-1995, когда все стало стремительно развиваться. Именно тогда я встретил своих настоящих учителей — прибалтов Рубена Панасяна и Юру Силовса, царство небесное, умер в том году. Когда я уже дошел до начальника бара в казино, меня позвали поработать официантом в настоящий бар. В самом начале Остоженки эстакаду тогда еще не построили, зато там был Lucky Bar. Я пришел туда и охренел, конечно: в первую очередь, конечно, от количества незнакомых бутылок. Пару месяцев моя задача сводилась только к тому, чтобы думать о пепельницах: ходил и постоянно их менял. Там старший бармен был — помню, подходил и говорил: «Виталий, можно сделать коктейль?» Он: «Ну-ка скажи мне рецепт "кузнечика"!» Я в ступоре: «А-а…» Он: «Ну-ка, на … иди, неделю не подходи». Очень семейная была атмосфера. Грузинские воры в законе И вот началось с Остоженки, а потом в первый московский тропический бар «Какаду» я попал уже как старший бармен. Такого понятия, как тики-бар, у нас тогда вообще не было, люди не знали, что это такое. Тогда, в начале 1990-х, вообще смешно было: на Остоженке у нас цены в меню стояли в марках, в «Какаду» — в долларах. Такое нестабильное время — курс рубля плавал со страшной силой, все могло упасть, поэтому хозяева так подстраховывались. «Какаду» был обалденным местом — Ленинский, 28 — там раньше знаменитая пивнушка находилась. Нашей крышей были грузинские воры в законе, и мы так были счастливы, когда они уезжали. Когда они возвращались, люди из бара уходили. Потому что они говорили: «Эй ты, иди сюда, я директор! Девушка-красавица, давай поговорим!» И все пропадали. Так что все шло периодами: они уезжают — мы набиваем публику, они возвращаются — всех как ветром сдувает. И мы тогда неклубные были. К нам просто приезжали ребята побухать. При этом клубная тусовка проходила в других местах, а у нас была своя публика и атмосфера. Мы, конечно, в этих тропических барах очень сильно отрывались. Тогда еще вернулся такой Сергей Циро, который организовал барменскую ассоциацию в России. Он ходил на круизных кораблях Владивосток — Австралия, так что какие-то знания у него были. В его школе мы с друзьями преподавали. Первые конкурсы барменов Так и понеслось: мы стали знакомиться с барменским сообществом, начались первые конкурсы. Я помню, был такой Джон Бенди — чувак из T.G.I. Friday’s, который учил Тома Круза перед съемками фильма «Коктейль». Открытие, флейринг — фристайл еще тогда это называлось, как бутылки подбрасывать — все эти истории в Москву только-только заходили. Тогда, в 90-х, и стал формироваться городской барменский наборчик. И мы с друзьями оказались в очень благодатной среде, потому что наши учителя реально шарили: джин-физы, коллинзы, сауре, коктейли олд фэшн — вот это все они знали и умели, а мы учились. Общий уровень по стране и по городу был тогда так себе. Мы что-то пытались делать, но люди в основном пили Б-52, «Лонг-Айленды» тогда как раз пошли, после 1993-го. Тогда как раз, я помню, книга вышла — бостонский справочник, там приводился рецепт «Лонг-Айленда». И это было откровение – что такой огромный стакан и столько бухла: водка, джин, текила, ром, куантро, лимонный сок… Наши учителя смотрели, как мы это все смешивали, и говорили: «Вы чего? Что вы делаете, сумасшедшие?» А мы гордо отвечали: «Это круто-о! Коктейли-и!» В тропическом баре мы делали коктейли из огромных ананасов — вырезали их красиво, фруктами украшали. И посетители часто заказывали: «Эй, вот это давай! И водки». На столе стояла такая ананасовая икебана, они на нее смотрели, откусывали по чуть-чуть и пили водку литрами. Название свистнули в Лас-Вегасе После «Какаду» мы открыли самый большой тогда в Москве джазовый клуб «Мираж». Название и написание свистнули у американского «Миража» в Лас-Вегасе: и шрифт, и светилось все так же, только не казино, а клуб. Там я уже чувствовал себя как деревянный дембель — подрос и казалось, что вообще все на свете уже знаю. Мы с друзьями ногами во все бары двери открывали, всех учили, в барменской ассоциации поработали, разругались с этим Циро, сказали «ты, старик, ничего не знаешь, мы сейчас все сделаем по-своему», организовали гильдию барменов Москвы, свои конкурсы начали проводить. Многие ребята, которые сейчас уже стали монстрами, у нас тогда учились. Саша Кан, например, пришел к нам в «Мираж» работать в 1998 году, сам он тогда только приехал из Ейска и вообще-то собирался быть музыкантом: привез свой диск с одной записанной песней и искал продюсера. Пришел на подработку в бар, так и остался в этой теме. Сейчас он владелец, партнер и соучредитель в заведениях «Прожектор», «Квартира», K-Town, «Никуда не едем», True Cost, 354 Exclusive height. Марат Саддаров учился у нас на самых первых курсах барменов, Дима Соколов еще зеленый в первом нашем конкурсе, помню, участвовал. Из старой тусовки многие сейчас потерялись, при этом многие продолжают работать. Марат — в «Noor», у Соколова своих заведений пачка, Кан тоже империю выстроил. И так вышло, что мы с друзьями во всей этой московской клубно-барной тусовке стояли особняком: у нас всегда были коктейли, мы их всегда умели и пить, и продавать, и рассказывать про них. А в основном всюду подавали и пили: Б-52, джин-тоники, мартини с соком, кампари-орандж, коньяки — вот такой набор. Денег было — лом. У нас в «Какаду» была база по раскрутке одного из всемирно известных коньячных брендов, каждый день чуваки привозили ящиков по пять. И они катались по Москве, по всем клубам, брали знакомых, привозили к нам, и мы наливали им коньяку. Подаешь бокал, а тебе говорят: «Че, краев не видишь? Че ты там плеснул на самое дно? Налей как следует вот этого вашего ВСОП или ХО». Уже тогда алкогольные компании поняли, что надо вкладываться в развитие культуры. Так что мы с друзьями постоянно куда-то ездили: я помню, и конкурсы стали организовывать, и поездки нам стали предоставлять. В 1998 году я гонял в Лондон на конкурс барменов от России выступать, в 1999-м — во Францию. И Интерпол искал, и ФСБ Как нас учителя воспитали — даже вопроса не было воровать деньги. Бармены в какой-нибудь «Метелице» покупали себе квартиры и машины, но это были отчаянные парни. Я когда в «Какаду» работал, напротив была пивнушка, там мой друган официантом был. Заходит как-то: «Водки налей стакан». — «Чего такое?» — «А-ай, наливай!» Он — хлоп стаканяру. Я ему: «Чего случилось-то?» — «Третий раз стол иду рассчитывать». А там сидят чуваки — эге-гей! Глаза залили, ничего уже не соображают. Но он понимает, что если они вспомнят и решат его почикать, то уже все. Или вот была у нас девочка: и Интерпол ее искал, и эфэсбэшники. Она у какого-то американца сперла карту золотую или платиновую. А там же слипы, чих-чих, прокатки. И она чего-то наперла денег немерено. Такое время было. А потом, когда этот РУБОП появился рушайловский! Такие же бандиты, только с погонами. Помню это противостояние: тут одни бандиты сидят, приходят другие, но у них-то побольше власти. Сидит майор и рамсит с солнцевским: «А че ты, в натуре, меня подвинуть решил? Наша зона здесь…» Бармена ж никто не замечает: стоишь сбоку и все видишь-слышишь. Или заходишь на смену, а там — стрелка. И ты за день 300 чаев делаешь: они все не пьют, серьезные, решают вопросы, терки у них. И ты только чай в зал выдаешь. Помню случай такой: частность, конечно, но общую картину описывает. Все же менялось: сначала были воры в законе и бандиты, потом появились новые. И вот у меня был друг один — три раза переходил из милиции в бандиты, все думал, где лучше. Р-раз — в банду пошел, потом посчитал через пару месяцев: не, ерунда какая-то, мало денег. Р-раз — пошел в милицию, типа на палке больше заработаю. Два-три месяца проходит: нет, чего-то опять хреново, пойду обратно в бандиты. И так несколько раз туда-обратно. Все, чем он разжился в итоге этих приключений, — «бэху» купил, самую убитую «восьмерку». И вот кто чем занимался. Я в бар пошел, а были друзья, которые говорили: бар — херня, ничего ты не понимаешь, вот мы мясо будем выращивать и продавать. Взяли свинарник, 300 свиней. Через год последнюю зарезали, съели и уехали. Никто не знал, как чего делается, и так было во всем. Помню, в баре к чуваку одному за стойкой подходим: «Нам манхэттен». А он нам делает его с острым соусом табаско. Мы такие: «Э-э, ты чего делаешь?». И он говорит: «А чего? Я же видел, его когда смешивают, там из бутылочки маленькой наливают горечь. И вот я вместо ангостуры, ее нет у нас... Всем нравится!» «Лонг-Айленды» и «Секс на пляже» Американцев тьма приехала, и самые базовые модели из того, что в Штатах работало, они открывали здесь. Diner был на Таганке, бой-баба Нэнси его держала. «Росинтер» весь американский был — приехало много предпринимателей и понаоткрывали ресторанов «Текс-Мекс». Американцы, которые приехали открывать те же T.G.I. Friday’s, понапривезли с собой талмудов, где были все фирменные рецепты коктейлей: и «Лонг-Айленды», и «Секс на пляже», и все вот эти истории, которым они там своих барменов учили. Это тоже была большая школа, которая повлияла на развитие барной темы в Москве. Я помню, в «Амбар» мы ходили, и «Лонг-Айленд» рулил там. Вообще, 1990-е — это «Лонг-Айленд». С 1996-го мы с друзьями работали в «Мираже» — это был классический джазовый клуб. Рубен Панасян привозил звезд: Earth, Wind&Fire, Таню Марию — великих. Люди приезжали со всего бывшего Союза, битком был бар. В клуб, рассчитанный на 2000 человек, набивалось иногда по 5000-8000, чтобы звезду послушать. И мы такие: «Дайте нам порулить». Устроили вечеринку сноубордическую, с журналом «Не спать» — был тогда такой. Все прошло волшебно, через несколько дней Рубен врывается: «Гады, что это?» А в «Не спать» на иллюстрациях к репортажу с вечеринки сноубордист какой-то крутит брейк-данс на голове и подпись: «А раньше здесь играли джаз». И все, запретили нам наши вечеринки. А все время хотелось что-то сделать такое интересное. Игра в представление И вот после джазового клуба, после ночной жизни в 1999-м мы с друзьями открыли «Панчо Вилья» на Арбате. Это был вообще-то ресторан, но мы там такой отжиг устраивали! На первом этаже того здания, где сейчас Hard Rock Café. Тогда это был трехэтажный пустой дом — руины вообще. И мы там устраивали вечеринки. У нас был тир, где можно было пострелять по бутылкам, какие-то танцы-шманцы организовывали постоянно — в общем, полный привет мы там устраивали. Сериал у нас там снимали — артист Калагин пришел с друзьями: «О, круто, а можно мы здесь снимем?» — «Да фигачьте». Они — раз, чего-то подсняли и говорят: «Мы вас прорекламируем». И правда, бац, в сериале в кадре — «Панчо Вилья». В общем, со всех сторон сплошной наив, никто ничего не понимает, никто ничего не знает, но все хотят что-то сделать. Тогда это все была игра. Все, что открывали наши, было игрой в представление о чем-то. Если Мексика, то это был не мексиканский ресторан, а то, как мы себе это представляли. Помню, нам из посольства Мексики, а они рядом находились, прислали официальное предупреждение: «Вы порочите честь мексиканцев, потому что представляете их алкоголиками и бандитами». На что мы сказали: «Да ладно, это же круто-о! Панчо Вилья, Эмилиано Сапата, революция!» Американцев к нам ходило до хрена. Был, помню, один Джон. Шло разоружение, а он работал инспектором по уничтожению ракет средней дальности, мотался в Челябинск и потом ошивался в Москве — деньги были. И вот такого странного типа людей было очень много: какие-то египтяне, англичане, французы и итальянцы. Знаковая газета всех экспатов в Москве тогда была Exile. Помню, с ними судился хоккеист Павел Буре, потому что они написали, что у его невесты два влагалища. Они реально это оспаривали в суде и доказывали: нет, одно. Деньги нашлись шальные К 2001 году мы с друзьями открыли свой клуб — The Real McCoy. Рост был очень быстрый: за десять лет от бармена до владельца. Деньги нашлись шальные. У нас сидел какой-то гость — ходил и бухал, а потом приходит и говорит: «Чуваки, есть деньги, давайте бар откроем». И мы быстренько придумали The Real McCoy: сухой закон в Штатах, подпольное заведение — вот такая атмосфера. И очень тогда с этим попали в волну, потому что считается, что первый спикизи-бар открыл Саша Петравский в Лондоне — Milk&Honey. В том же 2001 году мы открываем The Real McCoy: в костюмах, с автоматами Томпсона, в батонах запеченные бутылки, бутылки в книгах-тайниках. У нас там тусовались все ребята из Comedy, и была такая Оксана — Плюха мы ее звали. Вообще-то она к нам бухгалтером пришла, «калькулятором», но все почему-то решили постепенно, что это хозяйка клуба. Потому что до этого она в «Титанике» зашивала с бандюганами, и муж у нее был какой-то бандит известный. При этом она была такая ясновидящая и плакальщица в одном флаконе. Все чуваки с Муз-ТВ приходили и плакали у нее на плече, рассказывали про свою любовь. Она сидела в офисе всегда, приходили парни, и вот «на стакане»: «Она меня бросила, а тут…» Честно сказать, в The Real McCoy такое творилось, мы даже не ожидали. Спикизи, костюмы — вся эта стилистика постепенно обросла чем-то новым. От прежних владельцев остались колонки и диджейский пульт, и понеслась: сначала мы полгода сами играли-диджеили. Потом прибился один диджей — приходил часа в три ночи после смены в стрип-клубе и говорил: «Можно, я поиграю?» И мы говорили: «Ну-у… Ох-х… Ну, поиграй!» Денег не платили, и полгода он работал бесплатно. А потом мы врубились, что он начинает людей прокачивать, стали ему платить и даже второго диджея взяли. Великие чуваки — сейчас мы находим записи, которые делали с ними на четырехлетие, пятилетие бара, и делаем под них тематические вечеринки. В годы The Real McCoy мы с друзьями никакого барменского движения больше уже не видели. Потому что так занырнули в это дело — у нас было по 14 вечеринок в год, к нам приходила Собчак и какие-то перцы с «Дом-2», мы сами участвовали в проектах типа «За стеклом»… Такая клоака, при этом был чистый клуб: без наркотиков, все только бухали. У нас охранники были опытные, во многих клубах работали, знали всех. Шлюх и барыг всех вычисляли, мы на хер их выгнали и не пускали. При этом рядом, за американским посольством, был клуб «Микс» — вот там караул что творилось, и все об этом знали. А у нас был только алкоголь. Мы столько его продавали! Четыре тонны одного только бурбона за год! Американцы-дистрибуторы приехали и сказали: «Знаете что, ребята? Вся остальная Россия продает меньше, чем ваш клуб». И где памятники? Где наши золотые бюсты в Кентукки? Непонятно. В охране были отчаянные парни Хэппи-ауэр мы возвели в культ. Мы говорили: «Вы не потратите меньше денег, вы просто больше выпьете». И все напивались… В охране были отчаянные парни, но мы их приучили, и работали они без жести: не выкидывали людей на улицу, а выводили, аккуратно ставили. Я недавно встретил двоих — подходят такие три шкафа: «Здравствуйте, Вячеслав! Мы вас помним!» Я думаю: «Что за рожи гэбэшные?». А они, оказывается, когда курсантами были, у меня подрабатывали охранниками. Приходили на смену эти курсанты голодные, мы кормили их. И они это очень хорошо запомнили. Приятно, когда видишь людей через какое-то время, они растут, а добро помнят. Теперь один — в полиции, второй — эфэсбэшник, третий какой-то погранец. «На вот, телефон запиши, обращайся! Братан, у тебя все будет хорошо. Считай, все прикрыто теперь у тебя». И я им такой: «Спасибо! Ничего не надо, у меня все хорошо». Из The Real McCoy мы вышли, потому что поругались с одним совладельцем. И выяснилось, что такие мы простые — даже в фирме не записаны, по документам нас не было в компании. Когда мы начали какие-то свои позиции отстаивать, он сказал: «Не волнует. Мне нужно каждый месяц вот столько-то денег». Мы: «Нет столько!», а он: «Не волнует, я буду забирать столько. Вы вообще кто такие? Вас в фирме нет даже, валите отсюда». И мы все бросили. А The Real McCoy еще пять лет после этого проработал: мы в 2005 ушли, а они только в 2010-м закрылись. Ребята подросли А ребята наши подросли все, и нам хотелось уже чего-то поспокойнее, потому что подзадолбались мы уже от всей этой ночной жизни. И как раз в те годы уже всюду пооткрывались бары, везде — подготовленные бармены, уже разошлась по городу эта культура. И десять лет назад мы открыли Delicatessen — необычную сделали историю. Все говорили: «Пойдем посмотрим на этих приколистов: там сами хозяева работают». Это было вообще нетипично, потому что любой мало-мальски поднявшийся менеджер садился за стол: «Так, ко мне, от меня. Принесите кофе, я тут сижу работаю за компьютером» — все дела. А тут нас было четыре партнера: один — официантом, я в бар встал, один на кухню, а Павел Владимирович на входе встречал гостей. Нам все говорили: «Вы чего, больные?» Все же помнят, что в хорошие, жирные годы мы как клуб «собранные чемоданы» были: «А поехали в Грецию? Или в Амстердам!» С компанией друзей собирались за пару дней, и уезжали. Со многими дружили, общались. А теперь все подросли, женились, детьми обзавелись, реально попали под смену поколений: «Я не могу, у меня маленькие ребята… А у меня жена… А у меня дела…» Ко мне тут в Delicatessen пришли ребята компанией, которые еще в «Какаду» ходили. Двадцать лет уже прошло, я смотрю — заходят старые знакомые. Я им говорю: «Вы откуда все тут взялись?» А они, оказывается, живут в соседнем доме, и оттуда всей толпой: «Рядом открылся бар, пойдем посмотрим. О, Слава, и ты здесь!» И вот на всей этой волне я открыл барчик «Кому за 30»: младше 30 не пускаем никого, для старичков коктейли, пиво, вино без всякой миксологии. Все по-простому: старые фильмы, старая музыка. Можно посидеть, поболтать, и вам не будут выносить мозг на тему, какой из имеющихся 150 видов джина вам налить в джин-тоник. Святее Папы Римского В двухтысячных уже началась хорошая барная эра в Москве: появились коктейли, люди узнали, что такое «Олд фэшн», «Манхэттен». И последние лет десять мы уже на уровне мировых барных столиц — все это признают. Уже и иностранцы говорят: «Мы-то думали, у вас тут балалайки, медведи, водка, а здесь все на мировом уровне, по-взрослому». При этом как был, так и сохраняется этот эффект, когда мы хотим быть святее самого Папы Римского. У них идет, накапливается история, традиции, они делают какие-то интересные вещи. А нам надо разогнаться, догнать и перегнать. И в принципе работает — наши бары начали попадать в топ-50 лучших баров мира: первым был «City Space», потом «Чайная», потом наш Delicatessen три года подряд, сейчас «Капитос бар» из Питера. Так что хорошая база, каждую неделю у нас сидят какие-то ребята из заграницы. Вот сейчас приехал Клаус… Смешно наблюдать: сейчас Mitzva Bar привезли Клауса Шт. Райнера из Мюнхена, у него там Golden Bar. Юная девочка-пиарщица расписала и рассылает: вот, Клаус, все дела. Я увидел, пишу чуваку, который был у них на стажировке шесть лет назад: «Вань, смотри. Клаус приезжает, надо с ним бухнуть». А она не понимает: «Откуда вы его знаете?» Я ей пишу: «Ты когда шесть лет назад еще в школе училась, мы с ним уже бухали». Мой чувак учился, на стажировку ездил, у него в Мюнхене работал неделю, он своего на неделю к нам прислал, тот в Delicatessen работал. И вот каждые пять лет новое поколение приходит и думает, что с ними все только начинается. А есть преемственность. На Западе, например, есть такая история: они там знают своих чертей вплоть до столетних, и все последующие поколения. У них есть Питер Торелли, которому 75 лет, его все знают, с ним его лучший друг — Маэстро Колабрезе, ему 65, следующее поколение — нашего возраста, 50, дальше — 40, 30... Очень длинная цепочка получается, и все друг друга знают. А у нас — русская ментальность: сделать революцию, все «до основанья, а затем». Но для движения вперед надо же знать историю. Смотришь, как на конкурсах барменских, например, люди коктейли изобретают, демонстрируют, сидишь и думаешь: «Ага, вот это "пина колада", а вот это "дайкири", а это "маргарита"». Люди придумывают то, что до них уже сто раз придумано. И совсем другое дело, когда ты базу, историю знаешь. Тогда уже можно улучшать, совершенствовать, что-то новое придумывать.

Комментарии

Комментарии для сайта Cackle

Загрузка...

Читайте также

В тренде на этой неделе

Где заработать: лучшие города для сдачи жилья в аренду. Симферополь и Севастополь — не в топе

Где заработать: лучшие города для сдачи жилья в аренду

В седьмом сезоне «Голос. Дети» примет участие юный певец из Великого Новгорода

Объявлен новый состав наставников «Голос.Дети»

Загрузка...

Новости последнего часа со всей страны в непрерывном режиме 24/7 — здесь и сейчас с возможностью самостоятельной быстрой публикации интересных "живых" материалов из Вашего города и региона. Все новости, как они есть — честно, оперативно, без купюр.

News-Life — паблик новостей в календарном формате на основе технологичной новостной информационно-поисковой системы с элементами искусственного интеллекта, тематического отбора и возможностью мгновенной публикации авторского контента в режиме Free Public. News-Life — ваши новости сегодня и сейчас. Опубликовать свою новость в любом городе и регионе можно мгновенно — здесь.
© News-Life — оперативные новости с мест событий по всей России (ежеминутное обновление, авторский контент, мгновенная публикация) с архивом и поиском по городам и регионам при помощи современных инженерных решений и алгоритмов от NL, с использованием технологических элементов самообучающегося "искусственного интеллекта" при информационной ресурсной поддержке международной веб-группы 123ru.net в партнёрстве с сайтом SportsWeek.org и проектами: Love, News24, My Love, 103News и др.
Любая страна – это люди, а не только политика и власть. Россия – не исключение! Слово каждого – важно именно сегодня и в этот час, ведь время - не повторится никогда! Сделаем нашу с Вами страну – круче, богаче, лучше, вместе и уже сегодня! Для нас – важен каждый человек и каждая секунда. Мы делаем живые новости каждый час, в новом современном формате, ежесекундно, вместе с Вами! News-Life – живые новости по-русски из регионов в прямом эфире. Добавить Вашу новость без модерации и цензуры на Ньюс-Лайф (в любом городе России) можно мгновенно – здесь и сейчас.




News-Life - жизнь, как она есть, сегодня и сейчас в новостях от News-Life.ru на русском (официальный сайт). Ежеминутное обновление, без цензуры и предвзятости модераторов, онлайн. Ньюс-Лайф.ру - первые во времени и новостях!